Когда в 2006 году Романо Риччи создал свою собственную парфюмерную линию, его видение было ясным. Он хотел быть другим и создавать ароматы на своих собственных условиях. Духи всегда были в его крови, но он не хотел рисковать на карьерном пути из-за своей фамилии. Имя бабушки Романо, Nina Ricci, было одним из самых известных и успешных в парфюмерии 20-го века.

Но мятежный внук не питал интереса к тому, что сделало восхитительным его бабушку. В течение многих лет он искал свое будущее настолько далеко от духов, насколько это было возможным. Романо был гонщиком до того, как вернулся к своим корням и создал свою собственную марку духов The Juliette Has a Gun. Сегодня, имея за плечами парфюмерную линию, он считает, «что первые 10 лет жизни формируют то, кем вы впоследствии становитесь».

Изначально Романо понятия не имел, будет ли его концепция иметь успех. Нишевая парфюмерия в то время была очень традиционной, его же идея заключалась в том, чтобы «кинуть камень в пруд и сделать всплеск». Каждый его аромат, вдохновленный романтической трагедией Шекспира «Ромео и Джульетта», представляет собой разные аспекты личности главной героини: от роковой женщины «Lady Vengeance» до застенчивой «Miss Charming».

 

Презентуя свои последние андрогинные духи «Gentlewoman», представляющие собой смесь дорогого цитрусового одеколона с мускусом и миндалем, предназначенного для «истинных денди», Романо признает, что всегда будет создавать духи исключительно для женщин. Разрабатывая свою последнюю Джульетту, он обыгрывал коды женственности и мужественности, поэтому она полна противоречий. Романо описывает ее как «бархатную руку в железной перчатке».

Для имиджевой кампании парфюма было решено представить модель в смокинге. Ее невероятно сложный мальчишеский взгляд говорит о том, что она нео-Денди. Любопытно, что Романо работал над кампанией с фотографом Соней Сьефф, чей отец Жанлу Сьефф создал культовый портрет ню французского кутюрье Ива Сен-Лорана, впервые представившего женский костюм-смокинг в 1966 году.